Том Шервуд



Том Шервуд
Владимир Ковалевский
Книги Тома Шервуда
Статьи о Шервуде
Иллюстрации
Гостевая


Книги Тома Шервуда. Остров Локк


ГЛАВА XVIII
КЛАУС


Омут той ночи выпустил нас только к полудню. Мы стянулись в кают-компанию измученные, тихие, хмурые. Наши раненые друзья всё ещё спали. На столике лежало письмо.

«Добрые люди, покидаю вас, не попрощавшись, простите за неучтивость! Мы купили участок землицы в недалёком аббатстве и увозим туда вашего товарища, чтобы он был похоронен по-христиански. Адрес аббатства прилагаю. Всем вам — любви и добра. Прощайте».



БОЦМАН БАРИЛЬ

Интересное дело, — пробормотал я, дочитав написанное. — Так это вот взял и сам, без меня, распорядился.

— А по-моему,  — сказал Давид, — он молодец. Хорошо, толково распорядился.

— Ах, мистер Том, мистер Том, — шёпотом произнесла склонившаяся ко мне, как будто занятая подаванием кофе, Эвелин, — укусила-таки вас эта ядовитая мушка.

— Какая мушка? — растерянно и радостно шептал я в ответ, вдыхая аромат её волос. — Никто меня не кусал.

— Ну да, ну да. А кто это здесь распищался: «Без меня распорядились, без меня, Сэра Томаса, без меня, Великого!»

И упорхнула, отправилась к кофе и Алис. Ай, как было стыдно! Кровь прилила к лицу. И тут очень, очень вовремя послышался осторожный стук в дверь.

— Входите! — обрадованно крикнул я, — кто там?

Дверь распахнулась, вошёл Бариль, аккуратно прикрыл дверь, выпрямился по-военному. (Мы с Дёдли переглянулись: «ого!».)

— Бариль, матрос «Дуката», с известиями для капитана или мистера Тома.

— А почему «или»? — заинтересовался я.

— Имею сообщение, что капитан Стоун может спать от лекарств.

— Давай свои известия.

— За ночь дважды отправлял шлюпку к берегу — по просьбе вашего гостя, для дела, вам известного. Утром посетил «Африку»…

— Что?! — воскликнул Давид, испуганно вскинув брови, но тут же взял себя в руки: — Прошу прощения, джентльмены. Ты не сказал детям, Бариль?

— Ничего о случившемся. Наоборот, для того и посетил их, чтобы предупредить их возможное желание прибыть сюда. Сказал, что вы, мистер Дёдли, скоро пожалуете сами. Будьте уверены, на «Африке» полное спокойствие, никто ничего не знает. На палубу поднимался я один. Когда уходил, дети играли с человечками на клетках.

Давид откинулся к спинке дивана, вытер пот, а Бариль продолжил:

— Матросов вместе со мной десять, сейчас отдыхают. Кормлены дважды. На завтрак и ланч израсходовано: мяса — три фунта…

— Момент, Бариль, — остановил я его. — Это доложишь капитану. Что матросы сыты — замечательно. Что работал всю ночь и нас не тревожил — молодец. Да, молодец. А скажи-ка ты вот что. Откуда у тебя повадки военного моряка?

— Был матросом на английском военном судне. Пять лет назад. Потом был казнён.

Что-что?!

— Именно так. Был сечён до крови, привязан к пустой бочке и брошен в море в акульем месте. Прошу прощения у дам.

— Что же ты натворил?

— Схватил за руку и оттолкнул офицера.

— Почему?

— Он избивал юнгу и впал в исступление. Ещё немного — и убил бы.

— Как же ты спасся? Акул не было?

Сам-то я не помню. Но, как мне сказали, акулы были. Подобрала меня пиратская посудина. Сняли с бочки, а вокруг неё уже рисовали круги два или три плавника. Но — видно, не судьба.

— И сколько ты уже в Мадрасе?

— Два года, — он вскинул глаза кверху и быстренько подсчитал. — Столько же, сколько и Стоун. — И тут же поспешно поправился: — Капитан Стоун.

— Что же, по морскому делу скучал?

— А то нет! — его лицо озарилось ясной, почти детской улыбкой. — Очень скучал. По вечерам мы с капитаном только о море и толковали!

— «Бариль» — это что, бочка?

— Ну да. Это слегка искажённое ба́ррель, то есть бочка.

— Да, брат, — покачал я головой, — подивил ты нас рассказом. Как-нибудь надо сесть, да выпить, да поболтать с тобой и капитаном о морских делах. Что, просьбы у тебя есть?

— Просьб не имею. Есть ещё поручение.

— Да? Какое?

— Ваш серый гость просил передать для леди Эвелин, в которой, как он объяснил, есть несомненный дар целительства, одну его книгу, за которой я и плавал к причалу ещё раз. Он сказал, что за эту книгу некий Панте́леус отдал бы своего плешивого кота. Я не понял, но переспрашивать не стал.

— Что за книга, где она?

— Книгу охраняет Каталука, он здесь, за дверью. Прикажете внести?

— Приказываю, — рассмеялся я.

Бариль внёс книгу, и мы примолкли. Громадный, с тиснением, с золотым обрезом атлас. Тяжело отпахнулась обложка.

— Травник! — ахнула Эвелин.

Да, травник. Лондонское издание, из последних. Полная картография Старого и Нового Света, подробная флора континентов. Эскизы гербариев, портреты трав, их подробное описание, на латинском и английском. Болезни, рецепты.

Да, вот так подарок. Пока все сгрудились вокруг книги, я отвёл Бариля в сторонку и тихо спросил:

— Он не называл тебе своего имени?

— Нет, он даже лица не открывал.

— Хорошо. Если где-то когда-то увидишь его или похожего на него человека, немедленно сообщи.

— Исполню тотчас.

— Теперь. На время отсутствия Стоуна назначаю тебя начальником палубной команды. Вечером прими с берега всех матросов, подсчитай, сколько чего приготовить на ужин, сообщи миссис Бигль. Ну а до вечера — облазь весь корабль, то есть абсолютно весь, от марса до киля. Проверь, всё ли готово к дальнему плаванию и нет ли где подвоха. Корабль новенький, из чужих рук. Понял ли?

— О да, понял!

— Такелаж посчитай. Нужно взять с собой полтора, нет, два комплекта.

— Исполню всё. Позвольте идти, капитан?

— Иди, боцман, — я улыбнулся ему.

Он по-военному повернулся и вышел.



назад
содержание
вперёд

Том Шервуд

Rambler's Top100








© Том Шервуд. © «Memories». Сайт строил Bujhm.