Том Шервуд



Том Шервуд
Владимир Ковалевский
Книги Тома Шервуда
Статьи о Шервуде
Иллюстрации
Гостевая


Книги Тома Шервуда. Остров Локк


ГЛАВА VI. ПОРОХ И СТАЛЬ

БЕСКРОВНАЯ СХВАТКА

Строите лодку, мистер Том? — крикнул, привстав со скамьи, Малыш.

В ответ я лишь вяло махнул рукой, изображая приветствие. Взял точильный брусок, отошёл к краю палубы и принялся править топор.

Шлюпка пристала. Внизу, под палубой, деловито засновали люди, заскрипела передвигаемая мебель. От шлюпки и из-под палубы доносились голоса, и они держали меня в напряжении.

Вдруг я услыхал своё имя!

— Возьми у Тома пилу, — говорил кому-то Стив.

Послышались тяжёлые шаги, и на палубе появился Герберт. Лицо его раскраснелось, на толстом носу блестели капли пота.

— Том, где пила? — почти выкрикнул он и, не дожидаясь ответа, направился к моим инструментам.

Герберт был уже возле столярного ящика, как вдруг меня пронзила мысль: «Он увидит пистолеты!»

Уронив точильный брусок, не помня себя, я бросился к нему. Герберт обернулся на шум, и ужас исказил его лицо. Очевидно, увидев меня, бегущего с топором в руке, он подумал о чём-то страшном. Отпрянув назад, он запнулся о верёвки и, падая на спину, дико закричал. В ту же минуту палуба наполнилась людьми.

Четверо стояли поодаль, с опаской глядя на топор, пятый, полулёжа на спине, отползал к ним, отталкиваясь пятками и локтями.

— Ну, вот и мои враги, — внутренне холодея, сказал я сам себе.

— Только пилу хотел! — кричал срывающимся голосом Герберт. — Только пилу хотел!..

Толстое, красное лицо его было искажено, губы дрожали. Стоящие на палубе молчали, их взгляды пронзали меня. Кто-то наклонился и помог Герберту встать на ноги.

— Вот значит как, мистер Том, — недобрым голосом сказал Стив.

— Всё правильно, — вдруг отозвался один из матросов. — Это его пила.

Стив быстро взглянул на него, но смолчал и снова обратился ко мне:

— Нам нужна пила, мистер Том.

И я начал смертельную игру. Опершись ладонью о край крокодильего ящика, я вспрыгнул на него и сел, свесив ноги. Оттуда, сверху, я сказал:

— Вчера мне нужно было весло, мистер Стив. Дали вы мне его?

Я взял свой столярный ящик и поставил к себе на колени.

— Дали мне его?! — повторил я, и голос мой зазвенел. — Нет, мистер Стив. Мне предложили сделать его самому.

Я принялся вынимать из ящика инструменты и складывать их рядом с собой.

— Вам нужна пила? — продолжил я после маленькой паузы. — Так сделайте её сами.

Из ящика убрались второй топор, молоток, связка гвоздей. Стив зло сузил глаза, но кто-то уже весело хмыкнул, а матрос повторил:

— Это его пила.

Стив окинул спутников взглядом, от которого все притихли, и произнёс:

— Вопрос собственности. Вот, значит, как.

Я выложил бутылку с водой, сухари, колбасу.

— Ну и как же нам решить этот вопрос? — всё с той же угрозой в голосе продолжил Стив.

По нему было видно, что он не отступит, что считает дело уже решённым и просто ждёт удобного момента, чтобы завершить его.

В ящике не осталось ничего, кроме пистолетов. Ребристая рукоять легла в ладонь, неслышно хрустнул взводимый курок. Я почувствовал досаду на себя за недавний страх, а вместе с ней — решимость и злость. С перехваченной у Стива угрозой в голосе, не вынимая руки из ящика, я жёстко ответил:

— Не нам с вами его решать, мистер Стив! — и, не давая ему опомниться, продолжил: — Собственность всегда и везде неприкосновенна. Она или покупается, или обменивается. Вы хотите меняться, мистер Стив? Пожалуйста. Пилу на шлюпку.

Я смотрел ему в лицо. Чёрные волосы, чёрная, подстриженная бородка, ярко-красный платок на шее. Сложенные на груди тёмно-коричневые от загара руки, вздувшиеся бугорки мышц. Карие, блескучие глаза горели едва сдерживаемой яростью.

В воздухе повисла грозная тишина. Впервые я не отвёл глаз перед его взглядом. Одной рукой я придерживал столярный ящик, другой сжимал рукоять пистолета. Ладонь была мокрой.

Стив не выдержал первым. Оглянувшись на своих людей, он прорычал:

— Ну, что сбежались? Давайте за работу! Я сам здесь разберусь…

— Не спешите, мистер Стив! — немедленно откликнулся я. — Хочу высказать требования о…

— Требования?! — гневно оборвал он.

— Именно, — стараясь казаться спокойным, ответил я и отчеканил: — Требую немедленно оговорить условия владения вещами и продуктами, находящимися на корабле. Чтобы исключить такие вот случаи, — я кивнул в сторону Герберта. — И решать должны все присутствующие, а не только самозваные командиры.

— Что ты хочешь этим!.. — закричал было Герберт, но Стив поднял руку и зловещим тоном проговорил:

— Ладно, послушаем.

Я сделал небольшую паузу, поёрзал, разминая затёкшую спину, и продолжил:

— Что касается еды и прочего, переправленного уже на берег, меня это не заботит. Но вот остальное…

Я перевёл дух. Все смотрели, слушали. Видно было, что напряжение спадает. Кто-то даже присел на корточки, доставая табак и трубку.

— …Что касается остального, предлагаю договориться вот как. Всё то, что на корабле, — не принадлежит никому. Но вот то, что уже погружено в лодку, — ваше. А то, что у меня на плоту, — моё. Ну и то, что в руках, — тоже не отбирать. Поднял с палубы — считай своим. Если мы все решим придерживаться такого правила, не будет ссор и вражды.

— А ведь это правильно, — произнёс матрос.

Стив вскинул голову, но Герберт не дал ему ответить. Он ткнул Стива в плечо и что-то быстро зашептал ему на ухо.

— И конечно, — добавил я, — никто не должен брать чьи-то личные вещи, даже если они лежат на палубе. Шляпа, например, трубка. Или вот пила. Все знают, что ещё в Бристоле это была моя пила.

— Далась тебе эта пила! — выкрикнул Герберт.

— А вам не далась, — спокойно отозвался я.

Почти все дружно рассмеялись. Стив молча повернулся, хлопнул Герберта по плечу и стал спускаться с верхней палубы. Немного потоптавшись, ушли и остальные. Я с трудом разнял затёкшие пальцы, осторожно опустил курок. Чувство тревоги не исчезло, скорее, наоборот, усилилось. Молчаливый уход Стива не предвещал ничего хорошего. Какую ещё пакость присоветовал ему Герберт?

Откуда-то выскользнул вдруг Малыш. Он опасливо оглянулся, распахнул курточку и достал из-за пояса небольшой свёрток.

— Мистер Том, — прошептал он, — мисс Эвелин передала вам…

И он протянул зелёную, квадратной формы бутылку с водой и кусок вяленого мяса.

— Был ещё хлеб, — виновато добавил он, — но я его от волнения съел.

— Малыш, помоги мне, — сказал я и, опершись о его худенькое плечо, сполз со своего ящика.

— Вы настоящий молодец, мистер Том! — горячо воскликнул он. — Вы сильный и храбрый человек! Я всё расскажу, когда вернусь на берег.

— Ты поможешь мне ещё раз?

— Конечно, мистер Том! А что нужно?

— Дело простое. У меня есть большая медная фляга, в которой уже не осталось воды. Я отдам её тебе, как будто ты её нашёл, и она — твоя. Набери в неё воды и в следующий раз, когда шлюпка отправится на корабль, привези её сюда или передай с кем-нибудь.

— Конечно, мистер Том! Мисс Эвелин очень переживала, хватит ли вам воды в той бутылке, что я привёз. А я в следующий раз привезу целую флягу!

— Вот и хорошо. Теперь отправляйся побегать по кораблю, а я тем временем приделаю к фляге ремешок, чтобы её можно было носить на плече.

Он оставил меня, и я принялся за работу, и улыбался, и нашёптывал сам себе: «Очень переживала, очень переживала…»



назад
содержание
вперёд

Том Шервуд

Rambler's Top100








© Том Шервуд. © «Memories». Сайт строил Bujhm.